КАК ДЕПУТАТ МАГАЗИН ЛОМАЛ. «ВЕСЕЛОЕ» ПРОДОЛЖЕНИЕ

КАК ДЕПУТАТ МАГАЗИН ЛОМАЛ. «ВЕСЕЛОЕ» ПРОДОЛЖЕНИЕ

Наша публикация от11 февраля о том, как депутат горсовета Виктор Школин (по странному решению краевого суда) лично взялся ломать здание торгового центра по улице Октябрьской, 121, вызвала широкий общественный резонанс и поток комментариев на данную тему. Одни читатели высказывали уверенность в том, что Школин все делает правильно, другие – что происходит беззаконие, третьи пытались переложить с больной головы на здоровую и переходили на личности участников событий. Мы всем даем право высказать свое мнение, но оскорбительные выпады в адрес обоих сторон конфликта, тем более должностных лиц, недопустимы. Сегодня пошел третий день сноса и за это время судебные приставы, совместно с господином Школиным успели сделать многое. Это и понятно, ломать – не строить. Наша сегодняшняя публикации в большей степени будет касаться как раз деятельности судебных приставов.

НЕ СВОЕ – НЕ ЖАЛКО?

Как и предполагалось, часть имущества владельца торгового центра Александра Чубко была повреждена в результате бурной деятельности горе-ломателей. Мебель, документы, «останки» металлического сейфа, а также товар – кондиционеры, пылесосы, другая бытовая техника, стройматериалы были выгружены во двор под открытое небо и оцеплено специальной лентой. При этом оцепленная территория была предусмотрительно опечатана. Это означает, что нарушать оцепленную территорию и что-либо выносить за ее пределы запрещено. В субботу утром стал накрапывать дождь и товар, боящийся влаги, а также мебель оказался под угрозой. То, что лежало сверху успело намокнуть. Как нам рассказали члены семьи предпринимателя, им не дали самостоятельно вынести мебель под имеющиеся на территории навесы, хотя они и предлагали приставам услуги своих грузчиков. Но те, по всей видимости, решили пойти на принцип. Лишь к обеду 13 февраля приехала пристав-исполнитель Елена Акулова и дала команду рабочим накрыть все вынесенное из здания имущество водонепроницаемой пленкой. И еще. Территорию вокруг самого сносимого здания оцепили лишь частично. В итоге битые стекла сыпались с многометровой высоты прямо на улицу.

«А ТЫ КТО ТАКОЙ?!»

Самое неприятное, что не обошлось без рукоприкладства.

Днем 12 февраля брат владельца здания – Кирилл Чубко и его невеста Дарья, у которой в торговом центре размещался маникюрный кабинет со всем оборудованием, подъехали к сносимому зданию, вошли внутрь и попросили отдать личные вещи, а также предложили помочь более аккуратно вынести товар. Не дали. Более того, обоих визитеров судебный пристав стал грубо выталкивать, хватать за руки, одежду и в итоге выставил Кирилла за двери, предварительно уронив на пол болевым приемом. Дарье он очень навязчиво «помог» спуститься с лестницы (см.видео). При этом сам пристав атлетически сложен, на вид весом около центнера плюс бронежилет, а Кирилл с Дарьей – в два раза меньше, оба субтильного телосложения. Можно же было обойтись и без применения силы, тем более что никакой агрессии, не говоря уже об угрозе жизни и здоровью судебного пристава и пристава-исполнителя, которого он обязан охранять, со стороны молодых людей, судя по записи, не было.

   Дарья. Кровоподтек в области живота  Дарья. Ссадины на запястье Кирилл. Гематома в области коленного сустава  Кирилл. Ссадины на кистях 

 

В итоге дежурным врачом травмпункта Усть-Лабинской ЦРБ у Дарьи были зафиксированы: «подкожные кровоподтеки туловища с обеих сторон, левого плеча». У Кирилла Чубко: «Ссадины мягких тканей обоих кистей, ушиб левого бедра и правого коленного сустава». В графе «вид травмы» - избит, избита. Время осмотра: 12.02.2016г.,16 ч.20 мин.

«КАК ЗДОРОВО, ЧТО ВСЕ ВЫ ЗДЕСЬ СЕГОДНЯ СОБРАЛИСЬ!»

На месте, кроме рабочих, судебного пристава и судебного пристава-исполнителя присутствовали также двое понятых и женщина, которая никак, по словам Кирилла и Дарьи, не представилась. И что она там делала, тоже непонятно, раз никому из посторонних заходить в здание нельзя. Позже она была «опознана» как еще один пристав-исполнитель, а по совместительству – супруга пристава в бронике. Да, выкладывание фото в инстаргам иногда нередко влечет за собой проблемы. Этакий «семейный подряд» во благо исполнительного производства. Да и кого бояться в Усть-Лабинске родственникам мирового судьи?! Эту интимную информацию также удалось выяснить с помощью соцсетей. Кстати, приставом-исполнителем по данному производству является Е.А. Акулова. На видео она с красной папкой и с использованием ненормативной лексики. Но у тех, кто успел посмотреть видео до его публикации, сложилось такое ощущение, что командует «парадом» вовсе не она, а «судебно-приставная» супружеская пара. Да и народу в гражданском (за исключением рабочих) собралось как-то слишком много. Веселый мужчина, одетый в гражданскую одежду с удостоверением, тоже оказался коллегой исполнителей. Моральная и физическая поддержка?

ПОБОИ СНЯТЫ

В тот же день Кирилл и Дарья отправился в ЦРБ, где прошли освидетельствование на предмет получения телесных повреждений (см.фото), затем написали заявление в полицию на действия судебного пристава. Это хотя и грамотное «отражение атаки», но учитывая судейско-приставную семейственность, в возбуждении уголовного дела мы бы лично сильно сомневались. Хотя… материалы проверки будут переданы в Следственный комитет. Это независимая структура и следователям из СУ СК глубоко «по барабану» кто кому теща. Ситуация уж очень напоминает признаки статьи 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Впрочем, вся сложившаяся ситуация, похоже, сплошное «превышение». Можно предположить, что у судебного пристава имеется свое ведение произошедшего, отличного от ведения Кирилла и Дарьи. Мы его мнение учли заочно.

ЛОМАТЬ – НЕ СТРОИТЬ!

Теперь вернемся к сносу. По словам адвоката семьи Чубко, в процедуре сноса имеются грубые нарушения. В исполнительном листе должно быть указано, каким способом должно быть снесено здание. Их всего три: взрывной метод, снос с помощью экскаватора и металлического шара, а также демонтаж. В данном случае в апелляционном определении отсутствует какое-либо указание о методе сноса. В таких спорных ситуациях приставы-исполнители должны были обратиться в суд за разъяснением - каким способом должно осуществляться исполнительное производство. Но этого они, похоже, не сделали, так как данный документ ответчику или его представителю предоставлен не был. Правда, в тексте апелляционного определение прозвучало, что «… снос спорного строения не повлечет разрушения, либо повреждения соседних объектов при условии соблюдения обязательных требований по разработке схемы сноса, проекта производства работ по сносу при применении метода поэлементной разборки…» . Эту фразу из апелляционного определения можно принять за намек на метод разбора? Если так, то рабочие должны были смонтировать стройматериал (как большой конструктор), не повреждая его, с последующей передачей собственнику. Здесь же здание просто рушиться, стекло и металлоконструкции превращаются в строительный мусор и вывозятся на свалку. Большие витражи, стеклопакеты ломаются и бьются. Такое ощущение, что депутат Школин руководствуется не разумностью, а ненавистью – ломать, крушить и поскорее. По слухам, он надеется выкупить участок под снесенным домом. Вот только Чубко его продавать не собираются.

Дальнейшие действия по защите своих прав и привлечению к ответственности нарушителей закона семья Чубко пока не разглашает. Адвокат семьи считает, что в данной ситуации ограничиться поиском справедливого решения только на территории Краснодарского края будет невозможно. Поскольку речь идет о федеральных структурах – подразделении Министерства юстиции и Федеральном суде, необходимо привлекать их «головные офисы».

Ещё фото



Инна ГРИГОРЬЕВА
Фото автора и семьи Чубко

PS. На видео открытым текстом звучат фразы о том, что судебные приставы недовольны тем, что их действия фиксируются на видео. Но почему?! Судебные пристава - не оперативники, не ОМОН, не ФСБ. Им лица скрывать незачем. Да вот же: Из письма Федеральной службы судебных приставов от 23 декабря 2011 г. N 12/01-31392-АП "О порядке проведения видеосъемки при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения": «Законодательство Российской Федерации, регламентирующее деятельность по принудительному исполнению судебных решений и актов иных уполномоченных органов, не содержит запрет на производство видеосъемки при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения. Производство видеосъемки в указанных случаях может являться подтверждением законности действий судебного пристава-исполнителя…»